Эпидемия короеда: помогут ли вырубки избавиться от вредителя?

Леса юга Беларуси в опасности. Рыжеющие с невероятной скоростью сосняки то в одном, то в другом месте, не дают покоя не только работникам лесной отрасли, но и тем, кто неравнодушен к лесу, как к месту отдыха и собирательства. Всему виной – совсем маленькие жучки, которые называются короедами.

03.08.2017 Жывая прырода 7 Аўтар: Андрусь Гаёвы Фота: Андрей Гаёвы, riamo.ru, sb,by, pixabay.com

 

Мелкие пакостники

В европейской фауне насчитывается около 140 видов короедов. Самый большой короед, который обитает в Европе имеет длину всего 8 мм, а самые мелкие не дотягивают и миллиметра. Но, несмотря на такие миниатюрные размеры, вред, который эти насекомые могут нанести лесам, весьма значительный.

Многие помнят, как короеды грызли ель почти по всей Беларуси. А сейчас эта же беда постигла сосну. Что же это за жук такой, и почему от него столько бед.

На еловые леса несколько лет назад нападал короед-типограф. Так его назвали за характерный рисунок, который он оставляет на древесине и коре своими ходами. Сам жучок, не более 5 мм в длину. Ест в основном ель, но, если поблизости попадаются другие хвойные, может повредить и лиственницу, и пихту, и сосной не побрезгует. Но вспышка массового размножения типографа после почти десятка лет отчаянного сражения с ним уже практически затухла. Правда, при этом пришлось вырубить значительные площади ельников. На месте многих участков ель так и не появилась, по южной границе ареала, которая проходит примерно по линии Барановичи – Бобруйск, на богатых влажных почвах вместо ели лесоводы старались высаживать дуб.

Сейчас же забота лесоводов и биологов: спасти от близких родичей короеда-типографа – вершинного и шестизубчатого короеда – такое привычное и распространённое по всей стране дерево как сосна. Вершинный короед – жучок, размерами ещё меньше типографа, не более 4 мм длиной. И питается он в основном подкорной тканью луба и заболони, по которой деревья проводят влагу и питательные вещества. Именно поэтому, его повреждения вызывают вначале пожелтение и опадание хвои, а затем и усыхание, то есть гибель всего дерева.

Но, вершинный короед напал на сосну не один, а в компании с шестизубчатым собратом. К слову, назван так шестизубчатый короед из-за характерных шести зубцов, расположенных на задней части туловища жука. В отличие от вершинного короеда, шестизубчатый может грызть то же самое дерево, только в нижней его части, под старой и грубой корой. Такое дерево обречено на гибель.

 

Откуда они взялись?

Почему же раньше о каких-то нашествиях не было слышно, а они появились лишь в последние годы? Ведь, как признаются сами «ветераны» лесной отрасли, о столь массовом усыхании сосняков из-за повреждения короедом, они не слыхали на протяжении всей известной истории ведения научного лесного хозяйства в Беларуси.

Учёные уверены: всему виной глобальное изменение климата. Юг Беларуси всё более явственно переходит в другую климатическую зону.

«Три последних года в Брестской и Гомельской областях не было достаточного количества дождей, – говорит заместитель директора по научной работе, заведующий лабораторией проблем восстановления, защиты и охраны лесов Института леса Национальной академии наук Беларуси, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Владимир Усеня. – Такая погодная аномалия вызвала ослабление сосновых древостоев. А стволовые вредители, в том числе короеды, в лесах есть всегда. Вот только массово поражать здоровые деревья они не могут. А ослабленные засухой сосны стали лёгкой добычей для жуков. Появившаяся в избытке кормовая база вызвала рост численности и вспышку распространения вершинного и шестизубчатого короедов».

 

Лесхозы «проспали»?

Первые признаки того, что деревья ослабли и на них поселились вредители – изреживание и частичное пожелтение хвои в кронах. Любой лесовод, имеющий профильное образование, без каких-либо трудностей не хуже короеда определит слабое дерево. Тем более, что для своевременного выявления очагов вредителей и болезней леса бюджет ежегодно финансирует проведение лесхозами так называемого рекогносцировочного надзора – постоянного наблюдения за состоянием лесных массивов при их маршрутном обходе.

Наиболее эффективное средство борьбы с неконтролируемым распространением вредителя – вырубка свежезаселённых жуками деревьев. Однако, сейчас мы наблюдаем проведение лесхозами сплошных санитарных рубок уже практически сухих участков, с полностью рыжей хвоей. То есть деревьев, уже «отработанных» вредителем, из которых он вышел и переселился на новые участки. Смысл таких рубок – забрать древесину, пока она не посинела на корню. На распространение вредителя эти рубки не особо влияют. Хотя, объёмы лесопродукции, которую могут в таком случае заготовить лесхозы, имеют все шансы значительно возрасти. Лесхоз ведь, хоть и считается у нас лесохозяйственным учреждением, на самом деле является самым настоящим коммерческим предприятием, основная цель которого – получение прибыли.

Поэтому и лесничего скорее накажут за невыполнение плана рубок и поставок древесины на переработку, чем за то, что он «прозевал» то, как в лесу размножился какой-то там жук. Стоит признать, что охрана леса от вредителей и болезней для работников лесничеств – дело далеко не первой важности. И то, что сегодня лесная служба борется не столько с вредителем, сколько с потерей потребительских качеств древесины повреждённых деревьев – очевидно.

Кроме того, существующие правила требуют довольно много продолжительных согласований, поэтому не всегда удается изъять из насаждения деревья с личинками и жуками до того, как насекомые, съев одно дерево переберутся на другое.

Но, профессор Владимир Усеня не считает, что лесхозы «проспали» вспышку размножения вершинного и шестизубчатого короедов:

«У этих стволовых вредителей очень скрытый образ жизни. Лесхозами постоянно проводился феромонный мониторинг (вывешивание специальных ловушек с феромонами, привлекающими летающих жуков, по количеству которых математическим методом подсчитывается вероятность резкого скачка численности – прим. автора), обнаруживали очаги. Поэтому, я считаю, что производство не виновато, ничего они не «проспали». На 1 августа все обнаруженные очаги должны быть вырублены. На Гомельщине, в частности в Светлогорском лесхозе, работают и витебские бригады, и гродненские – объёмы очень большие. Порубочные остатки сжигают – это единственный способ не дать вылететь жукам. От короеда нельзя избавиться опрыскиванием каким-то препаратом, как от хвоелистогрызущих насекомых, так как жуки находятся и питаются под корой деревьев. Поэтому – единственный способ вылечить насаждения – это своевременно вырубить заселенные деревья, вывезти древесину и сжечь порубочные остатки, лишив насекомых кормовой базы. Для повышения оперативности этих мероприятий с 1 июля этого года Минлесхозом упрощён алгоритм отвода и согласования участков, которые требуют срочной вырубки, поэтому я считаю, что на работу лесоводов нарекать не стоит».

 

С проблемой засилья короеда столкнулись и поляки, которые борьбой с вредителем оправдывают вырубки в Беловежской пуще. В свою очередь Георгий Козулько, кандидат биологических наук и эксперт по FSC-сертификации, отмечает:

«Короед развивается циклически, надо очень точно во времени локализовать вспышки короеда, а наша организация работы не позволяет с такой точностью это совершать: либо не успевают, либо не отслеживают и упускают заражение в самом начале. А когда уже всё началось и приняло массовый характер, как в 2000-х годах, то дальше меры традиционной хозяйственной деятельности не помогут. Поляки уже упустили момент и вдогонку запустили пропагандистскую машину, что якобы своими мерами они борются с короедом. С научной точки зрения это не так, они просто забирают древесину, прикрываясь короедом».

 

И всё-таки, несмотря на оптимизм учёного, вопросы остаются. Хотя на календаре уже август, а рыжие куртины, всё ещё виднеются на опушках лесов на горизонте, да и министерское упрощение бумажной волокиты, скорее всего несколько припозднилось. Тем временем площадь повреждённых лесных массивов уже подобралась к отметке в 30 тысяч гектаров.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Сачыце за нашымі навінамі ў сацыяльных сетках!

Падзяліцца: 03.08.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.

  • "Но, несмотря на такие миниатюрные размеры, вред, который эти насекомые могут нанести лесам, весьма значительный." - в корне неверно. Короеды не вредят лесу, они его дети. Короеды вредят только лесному хозяйству.
  • "Но, несмотря на такие миниатюрные размеры, вред, который эти насекомые могут нанести лесам, весьма значительный." - в корне неверно. Короеды не вредят лесу, они его дети. Короеды вредят только лесному хозяйству.
  • "В отличие от вершинного короеда, шестизубчатый может грызть то же самое дерево, только в нижней его части, под старой и грубой корой. Такое дерево обречено на гибель." - неправда. Один короед не может убить дерево. Чаще всего когда короеды вбуравливаются в дерево - оно заливает их смолой насмерть. В сухие годы смолы не хватает. Но чтобы убить дерево все равно нужны сотни и тысячи жуков.
  • "В отличие от вершинного короеда, шестизубчатый может грызть то же самое дерево, только в нижней его части, под старой и грубой корой. Такое дерево обречено на гибель." - неправда. Один короед не может убить дерево. Чаще всего когда короеды вбуравливаются в дерево - оно заливает их смолой насмерть. В сухие годы смолы не хватает. Но чтобы убить дерево все равно нужны сотни и тысячи жуков.
  • Канешне, можна глядзець на гэта такім чынам. Але ж лес - гэта суцэльны біягэацэноз, асноўным складнікам якога, усё ж, з'яўляецца дрэвастой. Празмернае павелічэнне "дзяцей лесу", якія дашчэнту з'ядаюць асноўны элемент ляснога біягеацэнозу - гэта шкода найперш лесу. Знікненне на такіх плошчах, пра якія вядзецца зараз гаворка ў сувязі з караедамі, дрэвастояў асноўнай лесаўтваральнай пароды - гэта найперш шкода лесу, бо папросту разбурае лясны арганізам. Адпаведна, гэта выкліча амаль поўную змену папуляцый іншых арганізмаў, якія абітаюць на гэтай тэрыторыі і перафармаванне ўсяго біяцэнозу. Наконт шкоды лясной гаспадарцы - нават дыскусійнае пытанне. Наколькі я ведаю настроі аддзелаў маркетынгу лясгасаў, яны толькі радыя, што ім ні з пушчы ні з поля прывалілі дапаўняльныя фонды драўніны, якую магчыма высекчы дадаткова да разліковай лесасекі, ды яшчэ і праз суцэльныя санітарныя высечкі без папённай сплаты ў бюджэт. Акрамя таго, пераважная частка гэтай драўніны дастаткова добрых спажывецкіх якасцяў (таўшчыня, гонкасць і г.д.). Таму лясгасы і не сякуць (і нават не шукаюць) дробныя ачагі, дзе караеды толькі пасяліліся, а прымаюцца за суцэльныя санітарныя высечкі толькі тады, калі ўжо плошча ўчастка, асуджанага на пагібель, робіцца недзе каля гектара, а часам і болей. Галоўнае, каб лес пашкодзіўся, але драўніна яшчэ не пасінела і акрамя караедаў там не завяліся вусачы і златкі, якія "точаць" і драўніну.
  • Адзін, канешне ж не можа! Дык ён адзін ніколі і не нападае! Навошта ж так літаральна ўспрымаць? Караед тут у збіральным сэнсе. Канешне ж іх на дрэве тысячы. Але гэтыя тысячы з'яўляюцца менавіта на паслабленых дрэвах, калі бачаць, што іх імунітэт супраць гэтага шкодніка зніжаны. Ну і тут варта ўлічваць, што два віды караедаў могуць дзейнічаць (і найчасцей так і дзейнічаюць) разам - адпрацоўваюць адныя і тыя ж дрэвы адначасова - верхавінавы - у зоне тонкай кары, шасцізубчаты - у зоне грубай кары каля камля.
  • И было много дикого кабана в РБ и пришла АЧС... И садили сплошь монокультуры сосны в РБ и пришел короед (вершинный)... Удачи тебе короед :)
  • Ассоциация детей и молодежи
  • Багна
  • Белорусская Антиядерная Кампания
  • Беларускі камітэт Дзеці Чарнобыля
  • Выратуем прыпяцкіе дубровы
  • Экадом
  • Городской лесничий
  • Дзіцячыя экалагічныя майстэрні
  • Мінскае роварная таварыства
  • Неруш
  • Велогродно
  • Живое партнерство
  • За чистую Припять
  • Время Земли