Время Дикого Запада прошло: В умном городе необходимо гражданское общество

В ожидании форума «Общий город» Зелёный портал обсуждает развитие технологий, тоску малых городов и могущество видеонаблюдения с беларусским специалистом по умным городам Владимиром Батаевым.

Наш собеседник – Владимир Батаев, специалист по инновационным технологиями и умным городам. Он родился и вырос в Минске, побывал более чем в 70 странах и особенно полюбил Малайзию. Он говорит на пяти языках и попеременно живет с семьей в Италии, в Беларуси и в странах Юго-Восточной Азии.

Интересными примерами среди умных городов он считает, как демократичные Амстердам и Барселону, так и «просвещённую диктатуру» Сингапур или авторитарный Дубай. Считает, что монархия в современной Европе морально устарела, но умный город можно строить даже в стране под санкциями наподобие Ирана.

Владимир большую часть времени посвящает работе с инвестиционной компанией Zaz Ventures, которая находит инновационные высокотехнологичные компании и выводит их на финансирование. Речь о «взрывных инновациях», которые переворачивают с ног на голову существующие рынки и смещают устоявшихся лидеров.

Эксперт специализируется на умных городских решениях: инновациях в транспорте, энергетике, «чистых» и информационно-коммуникационных технологиях и их внедрении в городской среде. Он консультирует муниципалитеты по вопросам развития умных городов.

 

Умный город – это не коммунизм

Владимир Батаев опоздал на встречу из-за пробок, с них и начал разговор. Во многих городах люди все еще считают, что можно бороться с пробками, строя дороги и парковки, но Владимир уверен: на самом деле нужно заставлять людей отказываться от личного автотранспорта и проводить грамотное транспортное планирование умного города.

– Что такое умный город? Я считаю, что это в первую очередь новая модель городской трансформации. Она опирается на широкое использование информационных технологий (хотя и не всегда) и приводит к оптимизации городских ресурсов. В умном городе изменяется формат управления, граждане занимают более активную позицию и развиваются городские сообщества.

Появление этой модели вызвано развитием технологий, и умный город невозможен без сенсоров и смартфонов, а также данных, которые они собирают. Данные позволяют нам видеть город не как статическую структуру, а как комбинацию взаимодействий между людьми, причем часто в режиме реального времени – транспортные потоки, денежные транзакции, звонки в сотовых сетях, использование городской инфраструктуры и т.д.

Три основных уровня умного города – это  существующая физическая и социальная инфраструктура, технологическая основа из различных сенсоров и других устройств, подключенных к интернету и различные умные приложения и сервисы по анализу собираемых данных. Но самое главное – это люди, которые всем этим пользуются, принимая более качественные решения и видоизменяя свое поведение.

Не стоит также думать, что построить умный город – это как построить коммунизм к определенному сроку. Это не цель, а направление, и возможно, что через 10 лет эта урбанистическая модель уступит место следующей, как это и бывало раньше.

 

Дихотомия Минск-Слуцк

– Чем модель умного города отличается от существующих? Только количеством технологий?

– Безусловно, технологии сыграли решающую роль. Хотя, конечно, повлияли три классических тренда: массовая урбанизация, распространение смартфонов и легкодоступный беспроводной интернет.

– Но умный город – это не неизбежность? Ведь наличие интернета и собранных данных не обязательно означает, что город поумнеет?

– В этом смысле – конечно нет. Мы знаем много примеров, когда у всех есть интернет, но ничего особенного не происходит: это касается почти любого постсоветского малого города.

Вообще для меня малые и средние города – это самое интересное. Как сделать умным Светлогорск или Слуцк? Я был на днях в Слуцке, и выяснял, что нужно изменить в городе, чтобы молодые люди оттуда не уезжали за бОльшими возможностями.

– Это связано с умным городом или его удобством?

– Дисбаланс «столица-провинция», характерный для многих восточных стран, как раз об этом.  Я долго жил в Голландии, где можно не чувствовать себя ущемлённым ни в чём, находясь на отдалении от столицы: есть инфраструктура, транспорт и доступно все то же, что в больших городах.

В таком случае выбор места для жизни не экономический, это выбор души – просто тебе там нравится. Нужно избавляться от того, что люди приезжают в Минск, потому что там больше возможностей. У тебя должен быть выбор: поехать или оставаться на месте. Здесь мне еще интересен городской маркетинг – что есть такого в Слуцке, чего нет больше нигде?

Слуцк

 

Участие горожан – угроза для чиновника?

– Но развитие умных технологий и участие в горожан в управлении – это скорее про большие города? Я имею в виду, что чаще это финансируют крупные города и сами идеи умного города скорее адаптированы под большой город, а не малый. Минск может позаимствовать практики других столиц. А Слуцк?..

Возьмём все улучшающееся взаимодействие горожан и администрации: в крупных городах разворачиваются платформы для активных граждан, они часто стоят денег, но то же самое можно сделать и WhatsApp. Да, в чём-то они сравнимы со 115.бел и отлично работают на изменение отношений между человеком и муниципальных властей.

В Амстердаме официально говорят: «Дорогие горожане, мы всё больше передаём дела вам, а наша задача – контролировать, агрегировать и изменять законодательную базу. Вы нам говорите, что нужно починить, а не мы засылаем инспектора». Это экономит ресурсы, а люди становятся более ответственными.

Амстердам

– Вспомнился пример из Эстонии – программа «Позитивный Таллин». В 2017 году там собрали идеи граждан о том, что нужно сделать в городе. На вопрос, хватает ли денег, администрация города ответила: «Да».

Там говорят, что граждане не такие уж глупые, а предлагаемые ими работы, как правило, важны. Но наших управленцев это до сих пор удивляет. Насколько такая позиция трансформируется под влиянием современной коммуникации?

Всё зависит от конкретной культуры управления: считает ли чиновник, что он знает лучше горожан, чего они хотят и что им на самом деле нужно? Я считаю, что очень хорошо, когда город говорит: вот 15-20% бюджета, решайте, на что мы его потратим. Партисипативные бюджеты есть в Гааге, Киеве и других городах, и это тот случай, когда ответственность горожан за их город растет на глазах и вместе с прозрачностью городских властей. Муниципалитет всегда может вмешаться, если всё плохо. Но, насколько я знаю, такое происходит нечасто.

Таллин. Фото – mke.ee

– Могут ли чиновники быть против такой практики, например, считая это угрозой для себя?

Среди секторов, которые претерпевают взрывные изменения вследствие инноваций, муниципальное управление пока последнее в списке. В сферу такси пришёл Uber, среди гостиниц появился Airbnb.

Но и сектор управления неизбежно претерпит изменения: бОльшая открытость, принятие решений гражданами ведёт к вопросу о том, все ли люди в секторе муниципального управления нужны, или штат можно сокращать. Сингапур так и делает – и зарплата в государственном секторе сравнима с зарплатой в частном, там работают действительно лучшие специалисты.

 

Об уме и централизации власти

Кстати, о распределении обязанностей между управленцами и горожанами.

У Сингапура и Малайзии есть проблема: через пролив находится Индонезия, где летом срубают и сжигают заросли пальмовых деревьев. Дым перелетает на материк, и это очень большая проблема: нечем дышать в Сингапуре, в Куала-Лумпуре, иногда даже на Пинанге. И Сингапур ничего не может сделать с этим внешним событием.

В Сингапуре не было массового недовольства граждан по поводу действий правительства. Почему? Разные люди мне отвечали: «А чего возмущаться? У меня нет сомнений в их компетенции». И я задумался: когда так говорят про твоё правительство – это очень круто. Хотя, конечно, в Сингапуре не всё в розовом цвете.

Сингапур

– Не мешает ли развитию умных городов излишняя централизация власти?

–  Есть градиент: уровень централизации в Западной Европе заметно отличается от уровня на востоке. Но я не думаю, что это не мешает: эффективные системы управления могут быть совершенно разными.

Мне кажется, на местах нужно разбираться, как правильно строить развитие, опираясь на локальный контекст и местных специалистов. Это простой и общий ответ, но я совершенно уверен – нет единого для всех городов пути.

– А как разобраться? Поездить и подумать, как применить увиденное?

– Да, так. Большинство людей, которым есть, что сказать по делу в этой области, много путешествовали и жили в разных городах и разных странах. Это профессиональное требование: при обсуждении вопроса у тебя должно быть перед глазами 5-10 примеров из разных городов и ты должен быть в состоянии сориентироваться, что сработало и почему. Ну и, безусловно, лично зная проекты и их реализаторов, ты всегда можешь напрямую связать специалистов из разных стран.

– Речь не только про консультантов, но и про местные власти?

– Конечно. Я считаю, что должно быть в том числе и цифровое побратимство между городами, и все больше совместных проектов. Я как раз сейчас хочу вовлекать местных управленцев из Тегерана, из Пхеньяна в более плотное международное сотрудничество.

Сингапур

 

Гражданское общество уничтожит Терминатора

– И на этом я предлагаю заканчивать.

– На позитивной или негативной ноте? Поговорим о том, уничтожат нас технологии или нет? 

– Как сделать, чтобы не уничтожили? Есть ли рецепт?

– Думаю, что нет. Вы спрашивали про неизбежность: так вот, я считаю, что не все сценарии будущего хорошие. Например, массовое распространение получает распознавание лиц, и это в корне меняет устройство общества. В Китае с его помощью повсеместно ловят преступников, а на прошлой неделе в вашингтонском аэропорту первый раз так поймали человека с поддельными документами.

Это здорово, но распознавание лиц проникает и остальные сферы! Китай движется в сторону национальной системы рейтинга граждан. Помните, как в сериале «Чёрное зеркало»? Хорошим эти истории могут не закончиться, это уже тотальный контроль.

Есть вероятность, что цифровые технологии будут использованы не во благо: где-то с высокой вероятностью, а где-то сильное гражданское общество будет с этим бороться.

– Например, в Германии сравнительно мало используют видеонаблюдение, потому что для граждан важна их приватность.

– В этом плане Германия вообще очень специфичная страна. Но в целом ЕС делает очень правильные шаги. Вот, к примеру, General Data Protection Regulation – хороший правовой механизм, который может сильно ограничить применение технологий и остановить массовые злоупотребления.

Я считаю, что время Дикого запада для технологических компаний прошло и их нужно регулировать  более жестко. Кроме того, очень любопытно, что в GDPR есть пункт, который гласит: если решение по поводу человека было принято алгоритмом, то всегда должно быть объяснение, как именно оно принято, и это идёт вразрез с нынешней реализацией искусственного интеллекта на нейронных сетях. Но, на мой взгляд, идея совершенно правильна и окажет серьёзное влияние на развитие технологий в мире.

 


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Сачыце за нашымі навінамі ў сацыяльных сетках!

Падзяліцца: 05.09.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.