----- Account: greenbelarus.info -----

Снайперы на холмах и аресты по беларусской схеме: как индейцы Северной Дакоты победили нефтяное лобби

Несколько дней назад американцы праздновали большую победу: президент США принял решение остановить строительство нефтепровода «Dakota Access Pipeline», пересмотреть маршрут его прокладки и завершить полную оценку его воздействия на окружающую среду. Опасное сооружение хотели проложить по исконным землям индейцев около города Мандан в Северной Дакоте. Протест коренных жителей получил всемирную огласку после того, как власти и органы правопорядка жестоко разогнали людей. Корреспондент Зелёного портала провела 4 дня в гуще событий — индейской резервации «Standing Rock» и рассказывает, как американцы защищали свою землю.

09.12.2016 Вакол свету Аўтар: Татьяна Новикова Фота: Татьяна Новикова

Самый резонансный протест в США

Об акции протеста против прокладки экологически опасного нефтепровода возле Мандана широко известно стало в сентябре текущего года, когда охрана строительного объекта устроила разгон протестующих. Фото людей с собаками на натянутых поводках, атакующих безоружных людей, облетели мир за несколько дней, и сотни сочувствующих из разных стран бросились на помощь коренным народам Северной Дакоты.

Люди были глубоко возмущены не только сценами насилия, но и тем фактом, что строительство «Dakota Access Pipeline» (DAPL) в индейской резервации идёт безо всех необходимых разрешений и может загрязнить протекающую рядом крупнейшую реку Северной Америки — Миссури. Но наибольший резонанс вызвали аресты известных журналистов по ложным обвинениям. Президент Обама призвал ещё в сентябре текущего года остановить строительство трубопровода, однако власти Северной Дакоты тогда решили продолжить стройку до победного конца.

На протяжении последних месяцев силы «правопорядка» применяли беспрецедентные меры насилия против безоружных протестующих: сотни людей, включая пожилых, были арестованы и ранены. Полиция пускала в ход не только дубинки и водомёты при минусовой температуре, но и резиновые пули, причём стреляли в лицо. Особую известность приобрёл случай с тяжёлым ранением девушки, чья рука серьёзно пострадала, по информации свидетелей, от взрыва полицейской шумовой гранаты. Власти Северной Дакоты прибегали к всё новым формам давления, например, всем помогающим участникам протеста угрожали штрафом в 1000 долларов.

Я провела 4 дня в индейской резервации «Standing Rock» в октябре этого года вместе со своей коллегой, американской экологической журналистской Талли Науман, готовившей свой 88-й репортаж о протестах против прокладки нефтепроводов в США. Мы встретились с организаторами кампании. Нам удалось также поговорить с шерифом, полицейскими и местными фермерами. Для меня это был первый опыт общения с американской полицией и силовыми ведомствами в небезопасной ситуации протеста.

 

Грамотная организация и мирный характер

Первый лагерь на берегу Миссури индейцы резервации «Standing Rock» разбили 1 апреля. В сентябре протестную кампанию поддерживали более 200 племён коренных народов. В ноябре там насчитывалось уже несколько лагерей. Борясь за свои права, они были готовы зимовать.

Протестующие называют себя защитниками воды (water protectors), поскольку нефтепровод может загрязнить реку на тысячи километров ниже по течению.

Ключевой принцип акции — ненасильственное сопротивление. Именно поэтому она привлекла большое количество сторонников и не давала полиции оснований для применения огнестрельного оружия и обвинения протестующих в беспорядках или терроризме.

Организаторы говорят, что этой осенью в лагерях «Standing Rock» было до 30 000 человек одновременно. С весны там успели побывать известные личности: актёры, политики, журналисты. Многие из них сейчас ведут активную информационную кампанию в масс-медиа, рассказывая о причинах протеста, в том числе экологических, и о его мирном характере. Большинство знакомых мне активистов со всей Америки привозили в «Standing Rock» продовольствие, тёплые вещи и даже индейские типи. Те, кто не мог приехать, перечисляли деньги. После жестокого разгона активистов в сентябре о «Standing Rock» заговорили все крупные СМИ, включая CNN.

Такую народную поддержку протест «Standing Rock» получил не только из-за широкой известности, многое дала его грамотная организация.

В лагерях хорошо видна интернациональная природа протеста: каждый из них утыкан флагштоками так густо, что на этом фоне флаговая аллея ООН в Женеве выглядит скромной. Это флаги всех племён коренных и народов Северной и Южной Америки, Австралии и даже Монголии, представители которых приехали в Северную Дакоту для защиты прав своих собратьев.

Здесь можно встретить белых мужчин и женщин из разных стран мира. Девушка из Берлина уже второй месяц живёт в лагере и учит химии детей, приехавших сюда вместе с родителями.

«Когда я увидела репортаж о том, как на безоружных людей стравливают собак и наставляют пистолеты, я поняла, что если и есть место на Земле, где я сейчас должна находиться, то это “Standing Rock”», — рассказала она нам.

 

Мандан как Майдан

Мандан — это название города, неподалёку от которого расположились лагеря протеста. И ассоциации, возникающие с Майданом, не случайны.

Жизнь здесь полностью устроена на принципах самоорганизации. Вопросы жизнеобеспечения так же, как и любая протестная активность, решаются на координационных встречах участников. Помимо формальных лидеров, которые являются спикерами и авторитетными фигурами в движении, есть и духовные. Каждый вечер протестующие, люди разных взглядов и религий, собираются вместе, чтобы произнести молитвы вместе с духовными наставниками из племён лакота, шайеннов и многих других.

Участники сами организуются в группы, отвечающие за разные участки. В каждом лагере есть кухня, «службы», обеспечивающие электроэнергией, водой, продовольствием, дровами, тёплыми вещами, осуществляющие уборку мусора, первую помощь, охрану и даже связь с масс-медиа. Для отопления здесь используют дровяные печи или очаги, которые установлены прямо в индейских типи, а дрова закупают и поставляют совместными усилиями.

В лагерях есть свои полевые школы для детей, где работают учителя из разных стран. К местным группам охраны не так давно присоединились американские ветераны войны в Ираке. А в рейды по местности волонтёры ездят на лошадях.

 

Без «эко» никуда

Стоит отметить экологическую составляющую жизни в лагерях: здесь организован раздельный сбор мусора, временные жилища возводятся по «зелёным технологиям».

Электроэнергию получают от возобновляемых источников. Ветрогенераторы и солнечные станции подарили сочувствующие. Философски это выглядит как противопоставление бережного отношения к природе и грязной ископаемой энергетики, уходящей в прошлое.

В одном из самых крупных лагерей «Standing Rock» есть холм Фейсбука: в этом месте беспроводной интернет и участники «сидят» в социальной сети.

 

Правила и риски

Отличие Мандана от Майдана в том, что жизнь в «Standing Rock» изначально была напряжённой, здесь не предлагали пищу всем визитёрам подряд, поскольку доставка продуктов осложнена из-за удалённости от крупных центров. Здесь не было большого обилия развлекательных мероприятий для публики. В лагерях запрещены оружие, алкоголь или наркотики. По умолчанию не разрешена фото- и видеосъёмка. Для того, чтобы снимать, нужно получить разрешение в палатке аккредитации масс-медиа. К слову, протестное движение экологов в США, не говоря о коренных народах, — это долгие, уже устоявшиеся традиции со своими правилами.

Что ещё напомнило Майдан, это абсолютно те же риски для протестующих, которых многие, в том числе и я, не ожидали от взрослой демократии. Риск быть арестованным, избитым, травмированным и убитым, даже если ты журналист (!). И это не просто угроза, а конкретные массовые аресты по ложным обвинениям, случаи насилия в отношении протестующих и нарушений прав человека.

Схема арестов здесь такая же, как и в Беларуси: свидетели якобы проникновения на частную собственность или неподчинения полиции — это те же блюстители порядка и их помощники в штатском. Разница только в том, что после задержаний суд оправдывает и отпускает обвинённых.

Но до справедливого суда ещё нужно дожить: на холмах сидят снайперы, а последствия от удара дубинкой по голове или попадания резиновой пули в лицо могут быть самыми плачевными. Силовые ведомства Северной Дакоты используют всевозможные средства давления: на территории видны автобусы с радарами и антеннами (к слову, прослушка здесь незаконна, как и подавление сигнала сотовой сети), над лагерями круглосуточно кружат на низкой высоте полицейские вертолёты, наблюдение ведётся за каждым квадратным метром даже в 50 милях от места строительства.

Всякий раз, когда мы останавливались на дороге в совершенно пустынной местности, просматриваемой от горизонта до горизонта, — через минуту подъезжала полицейская машина или две поинтересоваться, что происходит.

Лагеря протестной кампании «NODAPL» представляют собой, по большому счёту, огромные таборы со всеми возможностями жизнеобеспечения и большой хозяйственно-бытовой частью. Однако у протеста есть и передний край, где происходят самые опасные, порой трагические столкновения протестующих с полицией. И поскольку в США разрешено носить огнестрельное оружие, полиция может застрелить человека, если подозревает, что он вооружён и собирается применить оружие. Именно поэтому протестующие внимательно следят за тем, чтобы протест был безоружным, даже на переднем крае, и чтобы в самые трудные моменты у участников не возникало искушения давать полиции отпор.

Как и на Майдане, для блокады строительства здесь устраивают баррикады и дымовые завесы из автомобильных покрышек.

 

Опасно для журналистов

По дороге в Мандан, как раз во время суда над известной журналисткой Эмми Гудмэн, арестованной во время съёмки разгона протеста 3 сентября по ложным обвинениям, мы получили тревожный звонок из Миннесоты. Один из телевизионщиков, побывавший на месте протеста, предупредил мою коллегу Талли Науман: «Это место небезопасно для журналистов!»

Он только что вернулся из лагеря и был изрядно напуган полицией. Полицейские не спрашивали у него документов или журналистской аккредитации, они просто окружали его машину всякий раз, когда группа собиралась снимать репортаж, и физически препятствовали съёмке. У американских журналистов, привыкших к свободе, это вызвало шок.

Получив тревожное сообщение, мы приняли решение двигаться вперёд и первым делом посетить офис местного шерифа, с которым у нас было назначено интервью, чтобы таким образом обезопасить своё присутствие в зоне протеста.

Талли Науман, журналист с большим опытом работы в Мексике, и я, со своим беларусским бэкграундом, набрали побольше воздуха в лёгкие и приготовились к приключениям, хотя арест или другие жертвы не входили в наши планы. Проехав ещё пару десятков миль, мы получили радостное известиме: суд оправдал Эмми Гудмен!

 

Продолжение следует...

Падзяліцца: 09.12.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.



  • Ассоциация детей и молодежи
  • Багна
  • Белорусская Антиядерная Кампания
  • Беларускі камітэт Дзеці Чарнобыля
  • Выратуем прыпяцкіе дубровы
  • Экадом
  • Городской лесничий
  • Дзіцячыя экалагічныя майстэрні
  • Мінскае роварная таварыства
  • Неруш
  • Велогродно
  • Живое партнерство
  • За чистую Припять
  • Время Земли