Нетепличные условия, или Почему ветроэнергетика в Беларуси — дорогое удовольствие?

Беларусь старается не отстать от Германии, но ветряки всё равно устанавливает не новые, а проработавшие 7-10 лет. Почему так происходит и что мешает ветроэнергетике развиваться быстрее, рассказывает Ольга Варапаева, представитель ОО «Чистая Уша», научный сотрудник БГТУ.

14.07.2016 Грамадства 2 Аўтар: Анна Волынец Фота: Открытые интернет-источники

«Зелёной» энергии можно выработать в два раза больше

«Ветер является одним из наиболее привлекательных источников экологически чистой энергии, — считает эксперт. — Работа ветроэнергетической установки мощностью 1 мегаватт в течение 20 лет позволит сэкономить около 29 000 тонн угля или 92 000 баррелей нефти».

Если оценить объём нефти в иностранной валюте, то это примерно 2,76 миллиона долларов.

Кроме экономии ресурсов альтернативная энергетика принесёт сокращение ежегодного выброса в атмосферу вредных веществ: оксидов углерода, серы, азота. По оценкам компании «Global Wind Energy Council», развитие мировой ветроэнергетики позволит к 2050 году сократить ежегодные выбросы СО2 в атмосферу на 1,5 миллиарда тонн.

Предварительно в нашей стране выявлено 1840 площадок для размещения ветроэлектрических установок (ВЭУ). Если поставить ветряки на всех, то совокупная мощность составит около 600 МВт. Это почти столько же, сколько всего «зелёной» энергии вырабатывается сейчас в Беларуси (по данным Ассоциации «Возобновляемая энергетика» на 2015 год). Кстати, доля ветроэнергетики составляет всего 0,003% в общем энергобалансе.

 

Поддерживается только продажа в сеть

Государство декларирует свою поддержку ветроэнергетики. По словам Ольги, им закреплены принципы максимального вовлечения возобновляемых источников энергии, гарантируется подключение установок к государственным сетям, приобретение энергии по стимулирующим тарифам.

Правда, это поддержка скорее для тех, кто продаёт энергию в сеть, а не вырабатывает для себя. Ветроэнергетика для частных лиц недёшева и, как пояснила Ольга Варапаева, в развитых странах государство поддерживает такие проекты.

«Для владельца частного дома небольшая установка может обойтись в 12-15 тысяч евро», — говорит она.

 

Дорогие, а потому не новые

Поддержка же тех, кто продаёт энергию в сеть, происходит через повышающие коэффициенты по квотам и дополнительные льготы. Это освобождение от арендной планы на время строительства, уплаты ввозных таможенных пошлин и ряд других льгот.

Но судя по тому, что «зелёной» энергии у нас всего порядка пары процентов, условия всё же не тепличные.

Мешают развитию ветроэнергетики прежде всего высокие капитальные затраты, которые сложно окупить. В среднем новая установка стоит 64% от общей суммы расходов. Срок окупаемости — 8-12 лет, и это без учёта процентов по займам, если они есть.

Дешевле использование реновированной (бывшей в употреблении) ВЭУ, а выходом для страны могла бы быть разработка собственных ветроустановок, которые учитывали бы специфику нашего климата.

·         «Зелёная» энергетыка vs АЭС у Беларусі: як не вярнуцца ў мінулае стагоддзе

 

Деньги — не главное

Вторая проблема связана с первой, и она — в поиске источников финансирования. Инвесторов чаще всего интересует прибыль, а не окружающая среда или социальный эффект.

«Но в то же время использование возобновляемых источников энергии находится в контексте политически и экологически значимых задач устойчивого развития», — говорит Ольга. Поэтому, по её мнению, кроме денег нужно учитывать и иные эффекты.

Выход она видит в адекватной государственной политике, связанной с инструментами финансирования.

 

Как не остаться в убытке, получив квоты

Третьей проблемой является выбор такой установки, которую можно было бы окупить и одновременно получить квоты — продавать электричество государству дороже, в идеале на треть. То есть по существующему тарифу, пересчитанному с максимальным повышающим коэффициентом (1,3).

Выбирать приходится между новым и реновированным ветряком. Владелец нового имеет больше возможностей получить квоты.

Они устанавливаются и распределяются согласно постановлению Совета министров №662 от 6.08.2015 года. Согласно ему, самыми важными критериями являются предложенный владельцем повышающий коэффициент (20 из 100%), мощность установки (20%) и то, сколько времени её использовали до настоящего момента (20%).

Владелец б/у оборудования вынужден предлагать повышающий коэффициент ниже, чем владелец нового, чтобы иметь возможность получить квоты.

«Для бывшего в употреблении оборудования коэффициент снижен, чтобы сократить затраты государства на субсидии для «зелёной» энергии, — поясняет Ольга. Чем выше коэффициент к тарифу, тем дороже обходится государству установка ветрогенератора. Ведь оно должно заплатить инвестору, который установил генератор, по тарифу за электроэнергию с коэффициентом 1,3».

Так получается, что государство заинтересовано в новых установках, но фактические условия делают более выгодными б/у установки, для которых меньше срок окупаемости.

 

Не отстать от Германии

Введение квот настолько важно, что его влияние обсуждается до сих пор.

«Постановление может подтолкнуть заинтересованных инвесторов принять решение о строительстве, чтобы попасть в квоты, потому что их может на всех не хватить, — считает Ольга. — Речи о том, что постановление прекратит развитие сферы, не идёт. Потому что мы должны развиваться, и останавливаться нельзя, чтобы не отстать от Германии больше, чем на 10 лет».

Несмотря на нестабильность законодательства, Ольга полагает, что гарантией для инвестора является то, что по закону его коэффициент в течение 10 лет останется неизменным. Но затормозить развитие можно, если государство не соблюдёт баланс между своими интересами и интересами инвестора.

Щепетильность в этом вопросе можно поставить под вопрос, поскольку с запуском атомной станции страна может получить профицит электроэнергии.

Напомним, первый документ, касающийся развития возобновляемых источников энергии, вышел не так давно — в 2007 году (Директива президента №3). В 2014 году постановлением Министерства экономики №29 были снижены повышенные коэффициенты, по которым государство покупает энергию, а в августе 2015 ввели квоты. Таким образом, за 9 лет законодательство претерпело заметные для инвесторов перемены уже дважды.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Сачыце за нашымі навінамі ў сацыяльных сетках!

Падзяліцца: 14.07.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.