Климат. Топ-9 изменений в природе за последние годы

Стройные кипарисы уже почти реальность для Беларуси, так же, как зимующие японские кустарники. А вот невозмутимые рептилии доказали: изменение климата влияет не на всех.

Наконец пришли ясные дни с идеальным катком на озёрах – но снега не было до последнего. Озимые, как объяснили синоптики, проходят повторное закаливание, замёрзли гусеницы и распустившиеся в декабре анютины глазки. Да что ж это творится?

Фото – Аделаида Ариас

Просто климатическая зима в этом году настала только в середине января. 

«Прошла половина календарной зимы, но климатическая зима в Беларуси пока не наступила. Подчеркиваю: у Белгидромета данных о «самой суровой» зиме на этот момент нет», – объясняет заместитель начальника службы метеорологических прогнозов Белгидромета Светлана Рыбакова.

По данным Республиканского гидрометеоцентра, средняя температура в декабре составила 0,6 градуса. Но не первый раз.

 

Золотистого шакала подстрелили, доказав его существование в Беларуси

Специалисты стараются объяснить и прогнозировать происходящее, и вот что выходит: за последние три десятка лет температура на территории Беларуси выросла больше, чем на 1 градус. Стало больше экстремальных явлений, таких как ветровалы, сильные дожди и жара, появляются непривычные для нас виды животных – как, например, золотистый шакал. Он стал 82-м в списке млекопитающих Беларуси.

Фото - pinimg.com

Способ доказать его проживание здесь был грустным: одну особь подстрелили во время охоты, перепутав с волком. Раньше эти звери жили в Азии и на юге Европы, но к концу ХХ века появились в Украине, чуть позже – в Литве, Латвии, Польше.

Неизвестно, появятся ли скоро другие необычные виды. За последние пару десятков лет млекопитающих стало не намного больше: нашумевший лесной кот, пару видов интродуцентов (американская норка, енотовидная собака, ондатра), а также некоторые рукокрылые.

Фото - image-nature.net

 

Летучие мыши-мигранты остаются зимовать

Новые виды для нашей страны – серый ушан и средиземноморский нетопырь. На зимовку остаются и те, кто раньше просто мигрировал: двухцветный кожан, рыжая вечерница и другие.

Двухцветный кожан составляет около 80% регистрируемых на зимовке в Минске летучих мышей. У него грозная пасть, но размер – с половину ладошки взрослого. Тем не менее, эта летучая мышь – хищник и ест, например, майских жуков.

По мнению учёных, изменения должны быстро почувствовать также амфибии и рептилии – гептерофауна. Но летом 2017 года не зафиксировано никаких особенностей.

 

Деревья: исчезает ясень, пострадает дуб, но зимует кипарис

Усыхают ель (но не на востоке) и сосна, и с сосной ситуация станет хуже, чем с елью. Сильно пострадал ясень, следующий на очереди, возможно, дуб. Что будет вместо этих растений? Больше берёзы и серой ольхи.

На юге Беларуси также возникла зона лесостепи, и дальше она только расширится. Условия всё больше подходят, например, для лжеакации. Возможно, высевать станут и грецкий орех, условия уже подходят и для бука.

В Беларуси теперь может пережить зиму даже болотный кипарис (Taxodium distichum): в минском Ботаническом саду он провёл одну из зим среди камышей рядом с прудом, что раньше было невозможно.

 Фото – Дэвид Браун

 

Подснежник теперь – не перелеска, а фиалка

Вслед за елью на север движется популяция перелески благородной, или Hepatica nobilis – одного из первоцветов. Перелеска растёт преимущественно там, где ель, и размножается при помощи муравьёв, которые используют питательный кусочек жира на семечке, чтобы кормить личинок.

Сейчас перелеска встречается в Гомельской области реже, чем раньше. На смену ей в качестве подснежника приходит фиалка топяная, а во многих регионах Украины и России, к югу и к востоку, перелеску отнесли к охраняемым видам.

Фото - ashwoodnurseries.com

 

Радость друида: омела доходит почти до Минска

Невероятная удача, для тех, кто верит в магические свойства омелы – она всё больше распространяется по территории Беларуси. Раньше друиды, например, верили, что она исцеляет болезни и бережёт от зла.

В Беларуси растут два вида омелы: омела белая и омела рыхловатая или омела австрийская. Обе они встречаются южнее Минска: один на самом юго-западе, а второй уже практически добрался до столицы, как говорят в Институт экспериментальной ботаники имени Купревича.

Кстати, у нас теперь зимуют вечнозелёные кустарники, которые раньше замерзали: бересклет японский, аукуба японская, пираканта. Недалеко от Беловежской пущи прижилось даже киви, а у пары садоводов-любителей – кактус опунция.

 

Сокол-балобан и компания: в Беларуси находят новых птиц

Из-за изменения климата появляются новые виды птиц, как считают в ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны».

Всего в Беларуси на начало 2017 года фиксировали 329 видов птиц, из них последние 17 лет (после 2000 г.) в список включены 20 новых видов, а также 5 видов впервые отмечены на гнездовании, как сообщает сайт birdwatch.by.

Замечены большой поморник, сокол балобан, сибирская гага, горный конек, малый баклан, горная трясогузка, северная бормотушка и другие.

 

Богомол пришёл с юга

Ученые из Научно-практического центра по биоресурсам напрямую не связывают изменение климата и изменения в животном мире. Но они согласны: погодные аномалии отчасти провоцируют эти изменения.

Теплые зимы – одна из причин продвижения на север и северо-восток видов, имеющих южное распространение. В Беларуси, например, частым гостем стал богомол. Он быстро перемещается с южных и юго-восточных регионов и уже достиг Витебской области.

Богомол в Барановичах. Фото - Александр Короб

 

Тарантул – полезный и неуловимый

Ещё один гость – тарантул.

«Его распространение сейчас — это индикатор каких-то изменений. Но вот что это за изменения, надо смотреть. А для этого нужны целенаправленные исследования», – говорит генеральный директор Научно-практического центра по биоресурсам НАН Беларуси Олег Бородин.

Этот вид встречается по всей стране и, как говорят учёные, вреда от него нет, только польза. А увидеть тарантула – редкая удача.

 

Загадки климата: могло ли на севере быть жарко?

Но, несмотря на обилие наблюдений и исследований, люди по-прежнему сталкиваются с загадками климата.

Как говорят палеоклиматологи, с помощью болот можно воссоздать его изменения за последние 14 тысяч лет. И залежи торфа в тундре говорят, что когда-то там было очень тепло: местами они составляют 6,5 метра. Из подошвы торфяной залежи можно достать кору и листья большого дерева, жёлтенькие, которые в руках чернеют и распадаются за 3-4 минуты.

В то же время этого не может быть: в сумме водно-теплового баланса всего галоценового периода, когда образовались болота, невозможно было образование залежей больше метра. К тому же сейчас в тех местах растёт только карликовая берёза.

Что произошло в тех местах – можно только предполагать.

 Фото - news.ngs.ru


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Сачыце за нашымі навінамі ў сацыяльных сетках!

Падзяліцца: 17.01.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.