«Мир уже сейчас нельзя представить без возобновляемой энергии». Что мешает зелёной экономике развиваться в Беларуси

В августе в Житковичах открылась выставка «Праект у асобах». Ее героями стали активно настроенные беларусы, реализовавшие свои идеи экологического и социального характера в разных регионах страны, при поддержке европейских грантов.

Один из них – превращение Браславского района в первый климатически нейтральный муниципалитет Беларуси.

 Куратор проекта и руководитель энергетической программы Центра экологических решений (ЦЭР) Дмитрий Бурёнкин рассказал Зелёному порталу, каким образом браславчане сокращают выбросы СО2 и есть ли перспективы у «зеленой экономики» в Беларуси.

 

«Район может похвастаться очень серьезной абсорбационной способностью леса»

«Мы начали работать в этом направлении в 2014 году, когда у ЦЭР был другой проект в Браславе, как раз связанный с подготовкой локальных энергетических и климатических планов для городов. В контексте энергосбережения и развития возобновляемых источников энергетики (ВИЭ), местные власти обычно составляют план развития сроком на год», - рассказывает Дмитрий Бурёнкин.

Впрочем, краткосрочное планирование не позволяет стратегически взглянуть на проблему – туда попадают мероприятия, которые волнуют город прямо сейчас.

«Невозможно взять и на один год вписать себе строительство биогазового комплекса – создание такого проекта займет как минимум несколько лет: подготовить бизнес-план, получить разрешения, оформить документы, отыскать инвесторов.  И мы предложили местным властям – попробуйте подумать стратегически на десять лет вперед, поставьте перед собой определенные цели, а дальше под них подготовьте необходимые документы – бизнес-планы, технико-экономические обоснования. Потому что найти деньги на строительство условного биогазового комплекса с бизнес-планом намного проще, чем без него».

И местные власти активно поддержали эту идею. В районе начали реализовывать демонстрационные проекты: заменили отопительный котел в небольшом музее, поставили солнечный коллектор и пр.

Впоследствии город присоединился к инициативе «Соглашения мэров», которая пересекалась с теми идеями, которые продвигал ЦЭР: чтобы города брали на себя долгосрочные обязательства по сокращению выбросов СО2 минимум на 20% до 2020 года, а сейчас – на 30% до 2030 года. Нужно было готовить новый долгосрочный план.  

«Мы написали интересный проект, который назывался «Браславский район – первый климатически нейтральный муниципалитет Беларуси».  Откуда ноги растут? Мы проанализировали структуру потребления Браславского района – там сосредоточено очень мало промышленности. Это не Жодино и не Минск, где есть крупные предприятия, – там производств мало, в основном частные дома, инфраструктура ЖКХ и т.д. И район может похвастаться серьезной абсорбационной способностью леса, - рассказывает Дмитрий Бурёнкин. - И если подсчитать объем вредных веществ, которые лесной массив могут в себя вобрать, можно узнать разницу, на которую город должен сократить уровень загрязнения воздуха, чтобы в итоге стать климатически нейтральным местом. В нашем понимании это означает, что район производит углекислого газа не больше, чем сможет абсорбировать».

В Браславе провели полный аудит выбросов, посчитав  не только выбросы от энергетики, но и от сельского хозяйства, транспорта. Затем стали разрабатывать стратегию на ближайшие десять-двадцать лет, как достичь поставленных целей.

 

«Мир уже сейчас нельзя представить без возобновляемой энергии»

«Зелёная экономика развивалась бы в Беларуси и без денег Евросоюза. Не нужно смотреть на нее как на идеи, которые исходят от богатых европейцев, которые нам что-то навязывают. Это ведь просто бизнес, - уверен Дмитрий Бурёнкин. - У нас есть Закон «О возобновляемых источниках энергии», были разные подходы, вводились повышающие коэффициенты. Вопрос в том, что в Беларуси часто меняются условия игры, и это не совсем хорошо для инвесторов. Небольшие преференции со стороны государства выглядят архаизмом, потому что цена на возобновляемую энергетику падает. И ее производство должно быть выгодно и без сторонней поддержки».

Возобновляемая энергетика так или иначе развивается, считает специалист ЦЭР, вопрос лишь в скорости процесса.

«Иногда необходим толчок, демонстрационные проекты – особенно в социальной сфере, где их тяжелее развивать. И Евросоюз пытается помогать именно в этих направлениях: детские сады, школы, больницы. Где сложно все это внедрить, потому что проект будет долго окупаться, но вместе с тем демонстрационный эффект огромный. Так или иначе, мир уже сейчас нельзя представить без возобновляемой энергии, без отказа от энергосбережения, без новых технологий. И Беларусь, если она собирается двигаться в направлении, не будет от этого отказываться так или иначе. Потому что это выгодно. И проекты будут появляться, а Евросоюз послужит катализатором данного процесса».

Есть более и менее оптимистичные сценарии развития возобновляемой энергии в стране.

«Я всегда надеюсь на более оптимистичный.  В первую очередь здесь необходимо развитие рынка. Он двигатель всего, в том числе зелёной экономики. Нужна демонополизация, конкуренция, и тогда появится возможность для зеленых и людей, лоббирующих подобные интересы. Это вопрос времени. Беларусь лишь часть общепланетарных изменений в энергетике. Будем надеяться, что часть идей удастся быстрее внедрить».

По поводу поддержки государства, то тут тоже есть определенные подвижки в контексте установки энергосберегающего оборудования, уверен Дмитрий Бурёнкин.

«Все хотят быть конкурентоспособными, и сейчас зелёная составляющая важна и в имиджевом, и ценовом смысле. Некоторые элементы будут внедряться быстрее, потому что мир будет подстегивать, другие – медленно, потому что существующую систему тяжело поменять. Но в итоге все идет к тому, что мы займем свое место в нише мировой экономики, которая все более становится зелёной», - говорит эксперт.

«Я не могу сказать, что у нас основная ставка делается на Островецкую АЭС – станция заместит лишь определенный объем электроэнергии. В стране потребление через пару лет составит 37-38 млрд. кВт/ч. Станция должна выработать 18 млрд. Понятно, что останется довольно большой остаток – чем он будет возмещен? Возможно, что и возобновляемой энергией. Вопрос всегда в цене, деньгах – откуда их взять, свои они будут или инвестиционные. Поэтому я не могу сказать, что возобновляемая и атомная энергии находятся на колоссально разных полюсах. Говоря в контексте выбросов, которые влияют на изменение климата, атомная энергетика сокращает их».

При этом эксперт не считает, что АЭС – это гвоздь в крышку гроба возобновляемой энергетики.  Потому что это просто бизнес.

«Однажды цена на возобновляемую энергию опустится до такой степени, что станет выгоднее, чем нефть или газ. Сегодня общая мощность ВИЭ в мире достигла одного терраватта – это огромное множество энергии, - говорит эксперт. - Для сравнения энергия России 160 гигаватт. И цена на ВИЭ, там, где есть рынок, очень быстро падает – 2,40 цента. Это очень мало, а если спрогнозировать будущее, то можно ожидать снижения до 1,5-1,6 цента за мегаватт. При таких ценах на мировом рынке, это нанесет серьезный удар скорее по ископаемому топливу, а не по ядерной энергетике».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Сачыце за нашымі навінамі ў сацыяльных сетках!

Падзяліцца: 20.08.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.