Лысый город: как (не)работают компенсационные посадки

Чиновники говорят, что вместо одного срубленного дерева сажают три. Но почему улицы в центре часто остаются голыми? Разбираемся в компенсационных посадках деревьев: что вам должны, когда, где, и главное – когда всё идёт не по плану?

«Мы тут построим современный дом, сделаем клумбы и лавочки, у нас будет иностранный инвестор… И да, срубим вокруг деревья, но вы не волнуйтесь, будут компенсационные посадки», – такова риторика застройщиков. ЖКХ, «Зеленстрой» и другие акторы городского пространства также регулярно вспоминают о компенсационных посадках.

Предшествующая им операция называется удалением и, согласно определению, подразумевает утрату растениями жизнедеятельности. Впрочем, иногда слово приобретает буквальный смысл: зелёные местечки располагаются всё дальше и дальше от горожан и почти не компенсируют им исчезновение деревьев в центре города.

Реальная ситуация на общественном обсуждении:

«По проекту 27 деревьев сносят, но 150 будет высажено по всему Минску»

«А сажать на Лебяжьем будете, [в 10 километрах, на окраине]?» – обращаются к проектировщику из зала.

«В Центральном районе».

«А Лебяжий это Центральный район!».

Но обо всём по порядку.

Строительство третьей линии минского метро. Фото – minsknews.by

Насколько «компенсированные» деревья равноценны тому, что срубили?

Не равноценны: за одну взрослую берёзу вы получите несколько молодых саженцев метра 2-3 высотой в лучшем случае. При определении компенсации за деревья нет расчёта стоимости их экосистемных услуг (нет её и в формуле для расчёта суммы альтернативной денежной компенсации): тенёк от кроны, свежий воздух никто не оценивает.

Есть и другие нюансы: вместо одной сосны гипотетически могут посадить три туи, которые формально также являются хвойными деревьями. В качестве быстрорастущего дерева могут посадить как тополь, так и (теоретически) яблоню.

С этим же аспектом связана одна из нескольких главных проблем существующего правового регулирования компенсационных посадок и правоприменения в этой сфере, как считает юрист ОО «Экодом» Григорий Фёдоров:

Законодатель игнорирует экологическую функции зелёных насаждений в населённых пунктах. Деревья и кустарники воспринимаются им как некие полностью идентичные (однотипные) объекты, находясь среди которых граждане отдыхают. Поэтому законодатель не видит разницы между деревом возрастом, например, в 50 лет и пятилетним саженцем. Во многих случаях допускается компенсация 1:1 молодыми саженцами за удалённые полувековые и более взрослые деревья. Между тем, польза от зелёных насаждений в населённых пунктах напрямую зависит от их возраста, зелёной массы, площади листовой поверхности и т.д. Поэтому нынешний подход законодателя фактически провоцирует «облысение» населённых пунктов.

 

Что посадят?

Формально же количество деревьев взамен считают согласно «Положению о порядке определения условий осуществления компенсационных посадок» с изменениями за 2016 год: в нём есть таблица соотношения деревьев разных пород.

Например, за одну здоровую сосну должны дать три саженца сосны или 6 берёз, за сосну в плохом состоянии – в два раза меньше. Подробнее читайте в публикации Зелёного портала за 2016 год.

Количество деревьев для компенсации также могут увеличить или уменьшить:

  • посадят вдвое больше, если в отношения дерева есть ограничения или оно на охраняемой территории;
  • вдвое меньше, если строительство идёт только за деньги местного или республиканского бюджетов, без других инвестиций
  • вдвое меньше, если деревья мешали эксплуатации инженерных сетей
  • в 10 раз меньше, если дерево росло за городом (коэффициент для расчёта количества – 0,1). Но округление происходит в большую сторону.

Чтобы решить, специалисты опираются на:

  • количество удаляемых деревьев/кустарников
  • вид и породу удалённых деревьев
  • их параметры: диаметр, высоту, длину, площадь дерева/кустарника/газона
  • их здоровье (состояние)

Дубы под Островцом. Фото – Ольга Ефимова

 

Где должны посадить?

За деньги тех, в чьих интересах срубили деревья, должны посадить новые. Согласно статье 37-1 закона «О растительном мире», вместо деревьев и кустарников на придомовых территориях многоквартирных домов сажают новые на этих же территориях.

Если нет места – в этом же населённом пункте, если удалили возле улицы/проспекта – тоже:

  • на землях общего пользования (например, вдоль улицы)
  • территориях учреждений образования
  • здравоохранения
  • культуры
  • в местах, специально предназначенных для посадки деревьев и кустарников (список утверждает исполком)

Работает это несколько иначе: как считает юрист Григорий Фёдоров, проблемой является возможность проведения компенсационных посадок в любом месте города или района в городе.

Деревья могут быть удалены в центре, где их и так часто недостаточно, а компенсацию могут высадить на окраине. Это справедливо вызывает нарекания горожан», – говорит он.

 в Слониме возле райисполкома появились вертикальные грядки с клубникой

 

Когда посадят деревья вместо срубленных?

По закону – не позднее, чем через 1 год со дня выдачи разрешения, если дерево удалено в городе или деревне любого размера по разрешению исполкома.

Не позднее введения объекта в эксплуатацию (до утверждения акта приемки), если дерево удалили из-за строительства. Сроки компенсационных посадок указывают в проектной документации, но есть оговорка: срок может быть продлён, если строительство закончили в неблагоприятный для посадки период, но не более, чем на 6 месяцев.

Увы, но это не всегда работает.

Только в Минске полгода назад было недосажено почти 2800 деревьев и около 1400 кустарников, и это задолженность, которая появилась за несколько предыдущих лет.

 

Есть ли толк от этих посадок?

Если под «толком» иметь в виду эффективность или приживаемость, то никто не знает. Есть наблюдения: репортаж о том, как сохнут деревья вдоль МКАД или тексты о том, что в центре города деревья страдают из-за засоленности почв.

Но справедливы ли эти обвинения – неясно, потому что мониторинг проведённых компенсационных посадок отсутствует, отмечает юрист Григорий Фёдоров, и даже общественному наблюдению за этими посадками в Минске препятствуют.

В настоящее время информация о произведённых компенсационных посадках (точные места населённых пунктов, количество, породы высаженных деревьев и кустарников, даты высадки) фактически закрыта от общественности, хотя и является экологической информациейВ результате процент гибели саженцев объективно неизвестен. Вследствие гибели саженцев возможна многократная компенсация на одном участке за удалённые в разных уголках города взрослые здоровые деревья, что в итоге ведёт к утрате населённым пунктом своего зелёного вида.

Фото Наша Нива

 

Зачем рубят деревья?

Зачем тогда вообще трогать деревья, если механизм компенсации не всегда работает?

Причины могут быть разными:

  1. Удаление из-за строительства (компенсация предусмотрена): дерево может просто не вписаться в план будущей застройки или любого другого строительства, от многоэтажки до банальной перекладки инженерных коммуникаций. Отдельно деревья в таком случае обсуждать не обязаны, но могут. Например, в рамках обсуждения проекта строительства, если оно предусмотрено из-за отчёта о воздействии на окружающую среду, или если обсуждают проект детальной планировки района, а также в некоторых других случаях. Но граждан не обязаны спрашивать всегда.

  2. Дерево могут признать опасным из-за болезни или по иным причинам. Можно долго и аргументированно обсуждать, являлось ли то или иное дерево опасным, и так же долго обвинять в последствиях общественные организации, или «Зеленстрой», или ЖКХ. Но в любом случае, прямой компенсации для деревьев, призанных опасными и удалённых, нет.

  3. В других случаях удаление происходит по решению исполкома после обсуждения с горожанами (компенсация предусмотрена). Например:

В Браславе не так давно удаляли обрезанные «на столб» деревья и решили обсудить это с горожанами. Взамен обещают посадить туи, горожане в изумлении: это не то же самое, что взрослая липа или тополь, но лучше, чем сухой обрезанный пень.

Удаление при благоустройстве: согласовывать благоустройство с устойчивостью у нас ещё только учатся, но в рамках него деревья также срубают. Например, в Ошмянском районе предлагают убрать несколько деревьев, чтобы навести порядок

Браслав, фото – braslav-star.by

И ещё небольшой список случаев, когда деревья компенсируют:

Случаи перечислены в статье 37-1 закона О растительном мире (разобраться помогает журнал “Экология на предприятии”).

  • Компенсируют деревья, вырубленные потому, что они мешают эксплуатации зданий или иных объектов (но их же не компенсируют, если из-за деревьев нарушены санитарные нормы, гигиенические нормативы, и это подтверждено заключением центра гигиены и эпидемиологии);
  • Компенсируют деревья и кустарники, которые росли в противоэрозионных и придорожных насаждениях
  • Компенсируют отдельные ценные деревья (бук, вяз (ильма, береста), граб, дуб черешчатый, дугласия (псевдотсуга), кедр, клен остролистный, липа, ясень обыкновенный с диаметром ствола более 12 сантиметров на высоте 1,3 метра, береза карельская);
  • Компенсируют деревья/кустарники, в отношении которых установлены ограничения или запреты

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Сачыце за нашымі навінамі ў сацыяльных сетках!

Падзяліцца: 25.06.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.