Штрафы не пугают, экскурсии «вылизаны» до блеска. Почему сталкеров тянет на отселённые территории

Чернобыльская зона отчуждения всегда манила людей. Пока не полностью пришли в запустение посёлки, там орудовали мародёры. Когда время взяло своё, эта территория стала местом притяжения для браконьеров и грибников-ягодников. А в последние годы там появились сталкеры. 

Облачённые в камуфляж и нагруженные дозиметрами, примусами и спальниками любопытствующие рвутся в зону отчуждения и дальше — к самому печально известному четвёртому реактору Чернобыльской АЭС и городу-призраку Припяти. Кто они — безобидные романтики или злостные нарушители закона? Пишет Сергей Муравский на сайте sb.by.

Откуда ноги растут 

В Украине к Чернобыльской станции и в Припять официально водят экскурсии. «Путёвка на объект» в составе организованной группы под руководством гида стоит около 100—120 долларов. Плюс транспортные и прочие расходы. Но многих такой формат не устраивает. Дескать, водят по одному и тому же маршруту, все достопримечательности на котором либо «вылизаны» до блеска, либо вообще являются грубой бутафорией. Для антуража. 

В среде индустриальных туристов даже сформировалась своеобразная теория заговора: в зоне отчуждения много любопытного, захватывающего и даже таинственного. Но «они» ни за что не раскроют секретные объекты. 

Взрыв на Чернобыльской АЭС прогремел через 7 лет после выхода фильма Тарковского «Сталкер» на экраны. И жаждущие приключений люди получили уже реальную зону — всё с теми же секретами, тайнами и (предположительно) аномалиями. Далее всё понятно: чем больше времени проходило с момента катастрофы, тем большим количеством домыслов и мифов обрастал «объект», пока наконец не превратился в мощнейшую точку притяжения для туристов-авантюристов, спровоцировав создание многолюдных сообществ и массовые походы в зону.

Любопытство до протокола доводит

Брагинский участок Полесского государственного радиационно-экологического заповедника. Отсюда ближе всего до границы с Украиной, города Припяти и ЧАЭС. Ежедневно территорию нашей части зоны патрулируют рейдовые группы милиции, работники заповедника. Милицейский УАЗ подъезжает к КПП, дежурный проверяет пропуска. Дальше — запретная для посещения территория заповедника. Здесь периодически задерживают нарушителей режима загрязненных территорий. Например, в прошлом году было составлено 66 протоколов.

reactor.cc

Главный специалист Администрации зон отчуждения и отселения Иван Шипило подчёркивает, что органы, контролирующие зону отчуждения, не делают различий между простыми туристами — сталкерами — и грибниками, мародёрами, браконьерами, рыбаками. 

Все эти люди нарушают закон о правовом режиме территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС. И все они подпадают под статью 16.3 КоАП, предусматривающую штраф от 245 до 1225 рублей.

Штрафы никого не пугают

Интерес к сталкерскому движению более чем живой. Соцсеть ВКонтакте ломится от тематических сообществ. 

Вадим ходит в зону с 18 лет. Как раз украинские разработчики выпустили тогда красочную компьютерную игру S.T.A.L.K.E.R — остросюжетный шутер по реальным локациям зоны отчуждения и Припяти. Парень несколько месяцев рубился с цифровыми монстрами, спасался от виртуальных аномалий и добывал ценные артефакты. Потом не выдержал, захотел своими глазами оценить обстановку. Об официальных экскурсиях, которые проводят украинские и беларусские фирмы, был наслышан. Скатался — не понравилось. Не было свободы. В следующий раз быстро нашёл проводника. Пересекли границу вполне легально. Высадились у станции Полесское. 10 километров прошли пешком, проникли в зону отчуждения. Наступила ночь, решили передохнуть и расположились в подвале заброшенного дома. Заварили чай. До цели экспедиции оставались считанные километры. А дальше всё пошло не так:

— Кто же знал, что рядом контора лесничества, и её «жители» вызовут полицию. Заходит к нам дядя с оружием. Кто такие? — Люди. — Что тут делаете? — Чай пьем. Понятное дело, мы на жалость надавили. Нас без оформления привезли на границу, сказали: «Вот ребята домой просятся...»

Вторая попытка покорить зону обошлась штрафом в 13 долларов. По словам Вадима, намного выгоднее штраф заплатить, чем «мутить с официальными экскурсиями». 

На счету Вадима десяток многодневных вылазок в зону. Бояться, что остановит патруль, не стоит, раз и навсегда решил парень. К тому же существует немало связанных с зоной более серьезных «страшилок» — реальных и мнимых.

Первая — радиация. Загрязнение земель вокруг ЧАЭС неравномерное. Кое-где были попытки дезактивации. Как, например, в самой Припяти. Если соблюдать определенные правила, там безопасно, утверждает сталкер. Туристы-экстремалы давно выяснили, что в квартирах высотных домов относительно чисто, а вот на крышах радиация пошаливает. 

Вторая — полное отсутствие людей. Случись беда — не крикнешь, не позовешь на помощь. Просто никто не откликнется. Поэтому сталкеры в одиночку практически никогда не ходят. Хотя не всегда это негласное правило спасает от бед.

В ноябре в чернобыльской зоне случилась трагедия. Двое белорусов и россиянка нелегально проникли на территорию отселенного закрытого военного объекта «Чернобыль-2». 33-летний парень залез на 150-метровую радиолокационную башню в нескольких километрах от ЧАЭС. И сорвался с 15-метровой высоты. Его приятели позвонили в дежурную часть полиции. Прибывшие медики констатировали смерть молодого человека. Второго беларуса и россиянку депортировали из страны, они отделались лишь протоколами об административных правонарушениях, влекущими за собой штраф.  

Далеко не всегда проникновение осуществляется с украинской стороны. Вадим утверждает, что есть немало экстремалов, считающих высшим пилотажем прокрасться мимо охраны через территорию Полесского заповедника и далее нелегально через беларусско-украинскую границу.

Задержанные не афишируют свою принадлежность к сообществу сталкеров. Зачем, если можно прикинуться заблудившимся грибником? Всё равно наказание одно для всех. 

Комментарий на сайте sb.by (пунктуация и орфография сохранены)

Константин, 42, Орша

Могу ответить за всех сталкеров, коим тоже являюсь по своей вечной страсти к неизведанным местам и уж конечно же верностью к вселенной "Сталкера" - литература, игры, форумы и т.д. Отвечаю - в таких местах помимо тишины и спокойствия,о чем уже упомянул автор статьи,нормальный,не затюканный до конца современными реалиями человек, чувствует себя свободным. Один на один с живым миром, где не носятся машины, нет ругани, людского столпотворения, шума и гама, вечных "зомби" с планшетами и смартфонами. В человеке просыпается древний и единственный инстинкт выживания, где ты исследователь, добытчик. У человека в подобных местах резко улучшается слух, реакция, яснее протекают мысли, и даже улучшается зрение, вы можете "загуглить" об этом феномене. Человеку хочется возвращаться, хотя бы иногда, в лоно природы, где он чётко начинает осознавать свои место и цели. Провести ночь у костра не с бутылкой водки и кислым куском "шашлыка", а с настоящим чаем, вдыхая дым с прелых дров, размышляя о жизни. А фотографии, сэлфи, прыжки с "Дуги" это всё дополнение к желанию выразить себя, эйфория в чистом виде. Эйфория от того счастья, когда тебе хорошо. Ведь Зона аномальная не там куда бегут все сталкеры, она там где мы все живём, со всеми ужасами и аномалиями. А вам когда было действительно по-человечески, а в частности по-мужски хорошо последний раз? Всего доброго.

Мнение

Александр Титок, начальник Департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС:

 — Сегодня законодательством определён закрытый режим отселённых земель. Однако это вовсе не значит, что они таковыми будут всегда. Экскурсионная деятельность, как у наших украинских коллег, имеет право на существование. Возможно, когда-нибудь такие экологические маршруты по заповедным территориям и отселённым деревням появятся и у нас. Правда, это направление требует тщательной проработки, ведь на первом месте должна быть безопасность посетителей, в том числе и радиационная. Если есть спрос на посещение запретных территорий, а он, как показывает практика, со стороны тех же сталкеров есть, почему бы не сформировать предложение? Ведь попытки проникнуть за периметр — удачные и не очень — фиксируются регулярно.

Организовав такие туры, мы сможем решить сразу несколько проблем. Во-первых, дадим возможность туристам вполне легально побывать в тех местах, куда они мечтают попасть любыми путями. Во-вторых, обеспечим безопасность таких посетителей, чтобы больше не происходило чрезвычайных ситуаций. В-третьих, экскурсии могут стать мощным инструментом борьбы с радиофобией, которую раздувают в первую очередь «диванные критики», никогда и рядом с зоной не бывавшие. Наконец, откроем ещё один, пусть и небольшой, источник пополнения бюджета.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Землю от радиации в Беларуси «очищают» указами. Физик объясняет, зачем чиновники это делают и почему это опасно для беларусов


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Сачыце за нашымі навінамі ў сацыяльных сетках!

Падзяліцца: 30.01.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.