Сложности наказания браконьеров: ДНК, следы преступления, капля крови

Оправдательных приговоров по делам о браконьерстве в Гомельской области не было уже много лет. Обычно картина преступления как на ладони. Тем не менее сложности при их расследовании порою возникают. 

Недавняя ноябрьская ночь для работников природоохранной инспекции и сотрудников Житковичского РОВД выдалась горячей не по погоде. Накануне в милицию поступил сигнал. Жители деревни Вересница сообщили о людях, которые повадились рыбачить на Припяти. Приезжали на джипах строго в тёмное время суток. Судя по всему, речь шла о браконьерах…

Подозрения подтвердились в ходе ночного рейда. Нарушителей обнаружили, когда те сматывали удочки. Вернее, сети. Задерживать решили во время перевозки улова. На дороге машины остановили сотрудники ГАИ. Однако ни рыбы, ни сетей они не обнаружили. Тогда милиционеры проделали обратный маршрут и вскоре нашли то, что искали. Четыре десятка особей рыбы, а также мешок с сетями и селитра были спрятаны в кустах. Предвестник логичного финала истории — возбуждение уголовного дела по ст. 281 УК «Незаконная добыча рыбы или других водных животных». Браконьерам, причинившим ущерб на 4200 рублей, в лучшем случае грозит крупный штраф. А в худшем — до трех лет лишения свободы.

Этот не первый и отнюдь не последний случай иллюстрирует хроническую проблему. За десять месяцев в отношении браконьеров возбуждено 374 уголовных дела. Из них 204 — по фактам незаконной добычи рыбы. Почти треть нарушений выявлена в Гомельской области. Особенность региона — большое количество рек, включая такие крупные, как Днепр, Сож, Припять, Березина. Да и к водоёмам поменьше не зарастает тропа тех, кто не хочет ждать милости от природы. 

Не дремлют и браконьеры-охотники. Больше всего их тянет в зону отчуждения, в которой запрещено даже находиться. Однако стрелков не останавливают ни риск попасться, ни угроза здоровью, ни радионуклиды в мясе животного, содержание которых порою в сотни раз превышает допустимое количество. 

Бесконтрольно расплодившейся живности в зоне чрезвычайно много. При этом звери, давно отвыкшие от людей, их совершенно не боятся. Иногда спокойно стоят у дороги, по которой едет транспорт. Поэтому трофеи участникам радиоактивного сафари практически гарантированы. 

С зоной отчуждения связана и громкая криминальная история, нашумевшая на всю страну три года назад. В Ветковском районе сотрудники КГБ задержали компанию браконьеров, перевозивших разделанную тушу лося. Не обошлось без погони, во время которой бойцам спецподразделения «Альфа» даже пришлось стрелять. Один из нарушителей получил лёгкое ранение. 

Браконьерами же оказались те, кто сам обязан их ловить, — должностные лица Государственной инспекции охраны животного и растительного мира, сотрудники милиции, лесного хозяйства, Беларусского общества охотников и рыболовов. 

Этот пример на недавнем координационном совещании по борьбе с браконьерством привела старший помощник прокурора Гомельской области Ирина Хиженок. И констатировала: подобное по-прежнему случается. В прошлом году в Чечерском районе к уголовной ответственности были привлечены три милиционера. А сейчас идет суд в отношении бывшего сотрудника Светлогорского РОВД. Вместе с братом он был задержан в угодьях Национального парка «Припятский». Нетрезвые родственники рыбачили, используя электроудочку. 

Кстати, оправдательных приговоров по делам о браконьерстве в Гомельской области не было уже много лет. Обычно картина преступления как на ладони. Тем не менее сложности при их расследовании порою возникают. 

Например, не всегда имелись доказательства того, что туши животных, обнаруженные в авто либо дома у браконьеров-охотников, соответствуют следам на местах преступления. Или же — типичный случай — в машине браконьера обнаружены пятна крови. Однако водитель утверждает, будто недавно перевозил тушу забитой домашней свиньи. Мол, отсюда и кровь. Как изобличить нарушителя? 

С недавнего времени Государственный комитет судебных экспертиз проводит исследования ДНК животных. Работа началась ещё в середине 2000-х. Однако долгое время образцы изучались лишь в научных целях либо по конкретным уголовным делам. Среди них, к слову, незаконная охота на зубров в Хойникском и Воложинском районах и упомянутое выше «ветковское дело». 

— В прошлом году в научно-практическом центре проведено более 100 экспертиз генотипирования ДНК диких копытных животных, — рассказал начальник УГКСЭ по Гомельской области Иван Сыса. — По сути, сейчас формируется новое экспертное направление, цель которого — сопровождение дел о незаконной охоте и кражах скота.

Экспертиза может проводиться по различным предметам, будь то фрагменты туш, шкур, орудия охоты или разделки, одежда, обувь с пятнами крови. Или даже её следы на почве, траве, снегу.

Развитие технологий сделало возможным выделение генотипов разных животных с одного объекта исследования. Например, охотничьего ножа. В практике были случаи, когда экспертиза назначалась по факту добычи одного животного, а в итоге удавалось найти следы ДНК других особей.

Для исследований достаточно одной капли крови. Анализируя различные гены, можно определить, какие именно образцы животного представлены: домашнего, дикого или гибрида.

В общем, заключение экспертизы не оставит браконьеру шанса уйти от ответственности. 


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Сачыце за нашымі навінамі ў сацыяльных сетках!

Падзяліцца: 30.11.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.